ОБРАЗ ЛЮБВИ (история Фридерика Шопена) — «Колесо жизни»

24.06.2009 | Темы: , | Раздел: статьи

Тихими осенними вечерами, уютно расположившись возле камина, прислушиваешься к голосу Вечности. Давно нет Моцарта, Листа, Бетховена, а их музыка звучит уже почти два столетия. Поразительна страсть талантливых молодых людей, исполняющих её сейчас.
Если говорят о любви, то говорят о Шопене. Тонкий, чувствительный, женственный гений, дитя романтической эпохи. Ребёнком без слёз не мог слышать звуки фортепиано. Рано проявлял не по-детски серьёзное отношение к музыке, даже возродил интерес к живому искусству у своего учителя. Маэстро Живный сходил с ума от восхищения. Он же был первым, кто заявил отцу ребёнка о наметившемся пути музыканта и композитора, хотя планы по-поводу единственного наследника были другие. Музыка в определённых кругах считалась модой, как, впрочем, и теперь. Часто слышишь: тяжёл труд музыканта, композиторы не признаны при жизни и т.п.. Однако Фредерика поддерживали Живный и мать. Мать – из гордости и любви. Учитель – из восхищения, корысти и любви.
Очень рано Шопен стал предметом обожания, чаще женского. Его любовь ко всему салонному, вычурному, красивому привлекала женщин. И внешне он был утончённо прекрасен. Сначала восхищались талантом 7-летнего мальчика. Баронесса такая-то, баронесса такая-то, - все требовали гения к себе. Первый год салонной жизни был труден, второй – весел, третий стал ненавистен. Что случилось? Оказывается, 10-летний Шопен – композитор со своими вкусами и интересами. А это мало кто видел, пока на очередное предложение мальчик не ответил с упрямой решимостью: не поеду!
До 18 лет активно формировалась гражданская позиция. Пахло революцией. Было время декабристов и свободолюбия. С друзьями, - Матушинским, Мохнацкими, Гощиньским, Шопен молчал. Предпочитал говорить музыкой. Впечатлительность плюс светское воспитание создали образ скрывавшего чувства, но внутренне страстного и наполненного жизнью человека. Шопен всегда улыбался, как бы даря себя всем, но дамы обижались, не получая улыбки конкретно в свой адрес и пугались, когда видели отталкивающий холод в глазах Фридерика, другую жизнь, скрытую под маской улыбки. «…У меня, быть может и на беду, уже есть свой идеал, которому я верно, молчаливо поклоняюсь почти полгода, который мне снится и в память о котором возникло адажио моего концерта…» (из писем).
Ненадолго в столицу? Здесь квартиры посуточно в Киеве, большой выбор
Вскоре идеал прагматично меняется. Шопену в этом помогают Констанция Гладковская, здесь ещё много романтических ожиданий и страданий, затем на гастролях – одноликие Терезы во всей простоте и минутности. И, наконец, Дельфина Потоцкая, светская львица.
Тем временем Польша «сдалась порядку», а Вена - таланту 18-летнего Шопена. Париж, сердце бомонда, не так легко покорить. Нотный издатель взят измором и упорством воли. Свет не признаёт гения, к тому же эмигранта. Пока… пока Париж не заговорил о новой связи графини Потоцкой. Музыканта признали, но одиночество нарастало. Вдали от родины, непонятый друзьями, из-за нехватки времени для работы, Шопен становится раздражительным и молчаливым. В чём его долг? – встаёт чёткий вопрос. Знакомство с Мицкевичем и его гражданской позицией окончательно подорвало веру в «справедливое» государство. Он закрывается от общества, никого не принимает и сдаётся болезни. Дельфина с материнским терпением выхаживает его. Однако финал таков: говоря о хрупком здоровье и связанных с этим невесёлых перспективах, Потоцкая намекает, что «нами можно пренебрегать, но жить без нас нельзя». Правда не объяснила, идёт ли речь о женщинах или об аристократах.
Далее длинной чередой тянутся бесконечные денежные вопросы. Рояли, костюмы, балы, приёмы – всё требует расходов. Бездарные ученицы (поклонницы) не приносят радости, только средства. А творческие силы иссякают, Шопен занимается доработкой ранее сочинённого. Больше всего беспокоит вопрос «Куда жить?». Шопена просят писать оперу. Он не находит ни сил, ни вдохновения.
На счастье, в поле его внимания появляется Жорж Санд, ранее Аврора Дюдеван. Увлечённый мастер, она покорила сердце музыканта. Они едут на всё лето в Ноан, летнюю усадьбу писательницы. Об этой связи столько легенд и сплетен, самых противоречивых. Единственно неоспоримо то, что общество любыми способами хотело разрушить этот альянс, и то, что союз этот длился 9 лет. Болезненность и всё более скверный характер музыканта дольше не выдержал бы, наверное, никто. К радости обоих, они были увлечены каждый своим искусством, поэтому ссоры быстро забывались. Аврора в первые же дни совместной жизни всё расставила в отношениях, возможно, они были исключительно творческими. Это устраивало обоих? Как знать? Однако Фридерик снова вернулся к сочинительству и концертной деятельности, а провинциальный воздух лечил.
Росли дочь и сын Жорж Санд, дочь собиралась замуж, сын строил карьеру, росли и проблемы в отношениях с ними Шопена. Ему слишком болезненно было видеть смирение Мориса перед сильными и жестокость к слабым. 1847 год – год разрыва с Авророй. А годом позже – баррикады на улицах Парижа, провозглашение республики и тотальное бегство аристократии из города. Осенью 1849 года Мастер музыки ушёл в другой мир, одинокий среди людей, но любимый через свои творения.
О его музыке говорили – «пушки в цветах». А пианиста Владимира Горовца называли в Америке «последний романтик». Послушайте в его исполнении марш из 2-й сонаты Шопена. Ощутите бессмертие Вечного.

(Для журнала "КОЛЕСО ЖИЗНИ")

Вы читали: "ОБРАЗ ЛЮБВИ (история Фридерика Шопена) — «Колесо жизни»"


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *