Самое необычное празднование юбилея Шопена было в Варшаве.

20.07.2011 | Темы: | Раздел: культурные новости

Шопен
Сейчас в Крыму жара, а гостиницы Ялта, конечно, оборудованы кондиционерами.
Год назад по всему миру шли интересные события по случаю 200-й годовщины самого известного польского композитора Фредерика Шопена, но все они не являются необычными по-сравнению с теми, что состоялись в Варшаве.

Это шопеновский марафон «Нон-стоп Шопен», который шёл в течение 7 дней. Почему именно 7 дней? Потому что никто точно не знает, когда именно родился Шопен. По документам вроде 22 февраля 1810, но его мать утверждала, что дата рождения сына - 1 марта.

На вопросы Би-би-си (Б) отвечала пианистка, член Союза композиторов Украины Леся Олейник (О).

Б: Почему у Шопена две даты рождения?

О: Насколько мне известно, дело не в том, что Шопен не знал даты своего рождения. Просто он отмечал день своего рождения 1 марта. Почему? Может, для этого были у него какие-то субъективные факторы. Но для нас это хорошо - мы имеем возможность дважды отпраздновать юбилей гениального композитора и еще раз с наслаждением порадоваться его музыке. Мы просто воспользуемся моментом, что у него два дня рождения.

Б: Многие говорят, что Фредерик Шопен является лучшим, самым выдающимся в мире композитором именно фортепианной музыки. Вы согласны с этим?

О: Да, согласна. Прежде всего, он был гениальным пианистом. Знаете, у каждого композитора свой инструмент. У Шопена это было фортепиано. Так сложилось. Он смог выложить себя наиболее полно именно в фортепианной музыке. И возможно, это был тот инструмент, через который он мог сказать все, что он хотел и что успел сказать. И собственно, его мир, мир фортепианной музыки и его пианизм перевернул в мире всю фортепианную культуру. Уже после Шопена пошла фортепианная культура такого мирового масштаба. Да, это делал и Бетховен, это делал и Моцарт. Но Шопен вложил в этот инструмент всю свою романтическую душу и вообще душу человечества, потому что он столь же польский композитор, как и украинский, как и греческий, как и английский. Потому что его музыка - это душа человечества. Причем лучшие ее черты, лучшие стороны этой души.

Б: Вы как раз затронули то, что у него не было такой какой-то однозначной идентичности. Вообще он был поляком, действительно родился в Польше, там прожил и считал себя поляком, но потом был вынужден уехать с территории Польши во Францию, Польша тогда была в составе Российской империи. И именно живя во Франции, он создал свои лучшие произведения. Композитором какой страны его следует считать?

О: Я бы сказала, что он композитор мира, и хотя это такая метафорическая банальность, но это действительно так. Шопена понимают все, Шопена любят за красоту его мелодий, за красоту гармонии, за красоту вообще музыки. Музыки как искусства. Но мне все же кажется, что это польский композитор. И сердце Шопена - это его музыка.

Б: А если бы (если так немножко поспекулировать в историческом плане) он не поехал во Францию и остался в Польше, а затем каким-то образом попал в Москву и остался в Российской империи, стал бы он таким великим русским композитором?

О: Гений - это проверено. Вспомните, скажем, пример Генделя, родившегося в Германии, а англичане считают его своим композитором. Или пример Бетховена, который родился в Бонне, тоже рос в Германии, но считается основателем венской композиторской школы. То есть, такие вещи очень сложны. И здесь речь не идет о принадлежности к тому месту, где ты находишься. Возьмите Стравинского. То же самое. Он тоже считал себя композитором всего мира, живя в Америке. А вот Рахманинов не смог. Он уехал в Америку и все же там ужасно страдал от этого. Я думаю, что у Шопена эти гены, как и корни просто какие-то невероятные ... Мне кажется, что он везде бы оставался Шопеном. Или на Мальорке, или во Франции... Это все был Шопен.

Б: Если говорить об известных людях из других отраслей. Например, о Николае Гоголе. Вот украинец он или русский? Потому что мы как раз это обсуждали... И в известной степени его ситуация подобна Шопену.

О: Мне кажется, что Гоголь сам отвечал на этот вопрос. Почитайте его письма, почитайте его откровения, где он пишет «Моя Украина», «мой народ». Он все время подчеркивал это. Какую оперу можно составить, какой народ имеет столько песен - это все было сказано об Украине. И поэтому я считаю, что надо прислушиваться и к его творчеству так же, как надо прислушиваться к музыке Шопена. Вот скажите - была такая империя, такие геополитические какие-то моменты, но случайно ли то, что его любимый ученик Кароль Микули стал первым ректором Львовской консерватории? Как случилось, скажем, что то же Генрих Нейгауз, который считается непревзойденным в свое время шопенистом, всегда был чрезвычайно связан с Украиной? Как тот же Виктор Косенко, тот же Лев Ревуцкий, у которых первые произведения были «шопеновские»? Если взять их ранние произведения - ясно, что это Шопен. Как случилось, что, скажем, та же фортепианная школа 20-го века вся состояла из шопеновской музыки? Вы сейчас подойдите к любому высшего учебного заведения (и даже не высшего) и послушайте, что играют в классах. Прежде всего наиболее исполняемый композитор сегодня - это Шопен!

По материалам bbc.co.uk

Вы читали: "Самое необычное празднование юбилея Шопена было в Варшаве."


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *