Тенор Александр Мишуга. Карьера. Певец

Украинский Львов, собиравший средства на заграничное обучение Александра, очень ревниво отнесся к возвращению “Филиппи”. Поэтому, когда он был концерт во Львове, национально активная молодежь подготовилась его засвистать, но с первыми звуками пения, по свидетельству Богдана Лепкого “вместо свиста и крика грянули такие аплодисменты, каких еще, пожалуй, тот зал не слышал…”.

Два впечатления от пения Мишуги:

“Я не могу рассказать, что поднялась тогда в театре. После минуты общей тишины поднялась нечто, чему не было названия: публика ответила артисту таким взрывом благодарности, что можно было оглохнуть”. Александр Кошиц

“Господи, я не знаю, что со мной произошло. Я забыл, где я и кто я, не понимал, то ли это пение человеческое, то ли какая-то музыка небесная, дух мой в груди замер, сердце перестало биться, меня не было… Только ураган аплодисментов вернул меня на землю, но еще долго, куда бы я не шел, летело за мной вот это не от мера сего: “Там на горе явор стоит”. Богдан Лепкий

В будущем со Львовом будет связана и одна конфликтная история. А именно – недоразумение с первым дирижером оперного театра чехом Людовиком Челянским.

Львовская опера известна гражданам преимущественно из купюры в 20 гривен. Открытие театра состоялось 4 октября 1900 премьерой оперы “Янек” В. Желенского – о жизни карпатских горцев.

Ведущую партию пел Мишуга. Фото: photo-lviv.in.ua:

Львовская опера

Дирижер должен был как правило играть оперу от начала до конца. Но в те времена публика так горячо реагировала на те или иные арии, что Мишуга сразу раскланивался в разные стороны и иногда по несколько раз подряд вынужден был на “бис” исполнять партию, а уже потом продолжать дальнейшую оперу.

И хотя руководство театра стало на сторону дирижера, публика не позволила ему в дальнейшем работать, и Челянский уволился. Но и оскорбленный Мишуга тоже в дальнейшем больше связывал себя с зарубежными сценами, чем с родной львовской.

Он стал известным и дорогим европейским оперным певцом. Как-то искусствоведу Вадиму Щербаковскому Мишуга признался, что когда его дом ограбили, то только золотых и серебряных венков, которые ему дарила благодарная публика, было украдено на сумму 300 тысяч рублей.

Очереди за билетами на выступления Мишуги люди занимали за 2 суток до открытия касс, а после спектаклей его на руках несли прямо к экипажу, бросая под ноги цветы. В Киеве его фото продавали на улице и одна из кондитерских даже выпускали именной торт в честь певца.

Сцена для него была важнее окружающей действительности. Одна из учениц вспоминала, как прогуливаясь с Мишугой на закате по Владимирской горке, он воскликнул: “Смотри, как красиво, совсем как на сцене”.

Продолжение далее…

Святослав Липовецкий, Историческая правда.

возможно, это и не имеет отношение к музыке, но может быть достаточно интересно: