Испытание праздником. Каким было отношение к свободному и рабочему времени в прошлом

На фото: Празднование 1 Мая в Новом Южном Уэльсе (Австралия), 1890

1 Мая в Новом Южном Уэльсе (Австралия)

Канун больших праздников всегда вызывает ажиотаж. Строя планы и пересчитывая деньги, народ взволнованно следит за рабочим календарем: «перенесут или не перенесут?», «Сколько будем гулять?»… упорядочение каникулярных сессий страна уже давно воспринимает не как соблюдение «экономической целесообразности», а каприз каждого нового правительства.

Богатство нации

Ценность свободного от работы, учебы или выполнения любых других функций времени человечество постигло примерно тогда же, когда почувствовало ценность времени как такового. Его учат ценить, точно измерять и экономить. Уважительное отношение ко времени первыми высказали ученые-гуманисты, например итальянский проповедник Доменико Кавалька, который в своем трактате «Discipline degli Spiritual» посвятил две главы «потере времени» и обязанности «беречь и считать» его. Вслед за гуманистами эстафету бережливости подхватили протестанты, которые упущенное время сравнивали с тратой евангельских талантов, а бездельников и лентяев – с животными, не достойными звания человека. Свободное время также должно было использоваться разумно и экономно, прежде всего для самосовершенствования и духовного развития.

Объем свободного времени, посвященного полезному досугу, самообразованию, а чуть позже спорту, в Европе XIX века считался показателем благосостояния уже не только высших классов, но и всего общества. Левые политические движения, борясь за справедливые и гуманные условия работы для мелкой буржуазии и рабочих, создали своеобразную апологию свободного времени в форме выходных дней и отпусков. В 1884г. британский философ Белфорт Бакс опубликовал статью «Социализм и воскресный вопрос», в которой ставил вопрос обязательного отдыха и выделение для этого одного универсального дня. Отсюда ведет отсчет наше современное отношение к свободному времени как одной из крупнейших социальных ценностей.

По подсчетам социологов, реальное свободное время среднестатистического человека на рубеже ХХ-ХХI веков в среднем составляет около 1800 часов в год. У социально и экономически активного человека он почти равен объему рабочего времени – до 2000 часов в год. Исследования бюджетов времени (то есть пропорции его распределения между различными занятиями) свидетельствует, что рабочее время в собственном смысле (офис, завод, магазин, институт) составляет 7-8 часов. Остальная часть суток – нерабочее время, состоящее из времени, необходимого для выполнения рабочих функций (поездка туда и обратно, переговоры, касающиеся профессиональной деятельности, иногда переодевания, умывания и т.п.) – 1-1,5 часа; времени, необходимого для домашнего хозяйства и самообслуживания, – 3-4 часа. Наконец, наибольшая и для некоторых наиболее приятная часть нерабочего времени уходит на физиологические потребности (сон, питание, секс и личная гигиена) – 8-9 часов. Следовательно, совокупное нерабочее время составляет ориентировочно 16-17 часа. Чем больше всего насыщено наше свободное время, наверное, тема отдельного разговора. А чем оно было заполнено при жизни наших предков и, главное, сколько его было? Больше? Меньше?

Между праздностью и каторжным трудом

В традиционных обществах Европы производственные циклы были подчинены преимущественно сельскохозяйственному календарю. Паузы между ними, несмотря на сезонность сельского хозяйства, были основой экономики и источником богатства, и составляли свободное время, маркированное многочисленными праздниками с яркой хозяйственной символикой. Так, обычай устраивать свадьбы после жатвы, когда интенсивность труда значительно падала и можно было отдаться многодневному веселью без ущерба для хозяйства, дошло и до наших дней. К XIX веку техническая оснащенность крестьянского труда находилась на очень низком уровне, а сама она нуждалась в чрезвычайно больших энергозатратах, занимая весь световой день. Домохозяйство славян, германцев, балтов и других народов варварской и средневековой эпохи держалось в основном на работе всех его членов, так что реальная рабочая нагрузка мужчин и женщин была почти одинаковой. Все это, помноженное на недостаточность питания, угрозу неурожаев, эпидемий и военных бедствий делало себестоимость свободного времени неслыханно высокой. Свободное время было лишь досугом, возможностью не просто отдохнуть, а оторваться от каторжного труда и однообразия повседневности.

В христианизированном средневековье в перечень традиционных хозяйственных праздников, которые имели языческие корни, добавились церковные, которыми обычно начали измерять год. К крупнейшим из них принадлежали Пасха, Троица, день Святого Иоанна Крестителя (Купала), Рождество, Крещение, а чуть позже Новый год и послепасхальные майские праздники. По подсчетам историков, совокупное праздничное время у рядовых крестьян или жителей маленьких городов в XV – XVIII веках составляло менее двух месяцев в год – такова была компенсация за напряженный ритм работы, короткую продолжительность жизни и ее однообразие. Универсальной формой народных праздников от Пиренеев до Урала были многочисленные варианты карнавала, сопровождавшие торжественные храмовые праздники, процессии городских цехов и купеческих гильдий, ярмарочные гуляния и т.п.. Праздник противопоставлялся будням, это время расточительства во многом именно потому, что будни – время бережливости. Это были особые события, когда люди прекращали работать и съедали и выпивали все, что попадалось под руку и тщательно накапливалось в течение нескольких предыдущих месяцев. Веселья в сельской местности стирали сословные различия, и за рождественским или пасхальным столом в трактире вместе пьянствовали простые священники, казаки, странствующие студенты и местные старшины. Французский инженер Гийом Левассер де Боплан, который жил в Украине в XVII веке, с удивлением описывал пасхальный обычай, когда в обмен на крестьянские дары, их господин выкатывал посреди двора бочку водки и собственной персоной с черпаком в руках угощал своих подданных «до заката, пока крестьяне еще ​​могут держаться на ногах».

Алексей Сокирко… продолжение дальше.

Чиллеры промышленного и бытового направления.

возможно, это и не имеет отношение к музыке, но может быть достаточно интересно: